stringbasso (stringbasso) wrote,
stringbasso
stringbasso

  • Mood:

Особняк водочных фабрикантов Смирновых или дело Шехтеля

Оригинал взят у _twin_ в Особняк водочных фабрикантов Смирновых или дело Шехтеля

Я уже как-то рассказывала про проект «Другой город» вместе с которым я попала в Особняк Носова, шедевр деревянного модерна, постройки знаменитого Льва Кекушева. И экскурсия и экскурсовод — Ирина Стрельникова — мне очень понравились и я задумала продолжить прогулку по модерну и сходить в особняк Смирнова. Задуманное было удачно исполнено, но вот руки и ноги никак не могли добраться до этой съемки. В конце-концов я взяла себя за шкирку и буду сидеть этим вечером до тех пор, пока не выложу картинки и хоть сколько-нибудь связный рассказ про них, так как особняк того стоит, однозначно.





Особняк постройки XVIII века. Раньше на Тверском бульваре селилась аристократия и наш особняк не исключение: он принадлежал нескольким дворянским семьям. В том числе Орловым. Тем самым. В начале XIX века, после войны с Наполеоном, его первый раз перестроили. Он стал классическим ампирным особняком и просуществовал в таком виде еще некоторое время. Тут жила дочь Варвары Лопухиной — Ольга Базилевская.

Потом социальный статус бульвара изменился — его заняло купечество, потеснив дворян. Особняк снова переходит из рук в руки, последний его владелец, перед Смирновым: почетный гражданин Николай Петрович Малютин. Малютин среди бизнеса того времени был знаменит тем, что спустил огромное состояние, доставшееся ему по наследству, в никуда. Спустил вместе с фабриками,
копями, банковскими счетами — его считали мотом и человеком бестолковым. Но есть и другое мнение — конезаводчики отзывались о нем в восторженных тонах и про него известно, что он значительно улучшил породные качества орловских рысаков. Но как бы то ни было, а особняк он был вынужден продать в 1900 году за 299 тыс. рублей купцу Петру Петровичу Смирнову. Как раз у семьи Смирновых в этом году родился четвертый ребенок и в старом доме им было тесно.

Петр Смирнов решил особняк подновить и заказал переделку самому модному по тем временам мастеру — Федору Осичу Шехтелю.



На моем фото не видно, но если целиком рассмотреть особняк с бульвара, то видно, что кроме самой левой части, его фасад симметричен. Стройся дом сразу под модерн, вряд ли у него были бы такие объемы, но в данном случае Шехтелю пришлось работать с тем материалом, что есть.

Элементы модерна на фасаде



Выделяется на фасаде окно, запомним его — мы еще полюбуемся на него изнутри, в главном зале особняка



И еще какой-то странный, как будто пришлый балкончик. И это снаружи он странный, а внутри еще страннее — чтобы на него выйти, надо шагнуть вверх.



А все потому, что уровень пола первого этажа у особняка от XVIII века и он ушел ниже линии тротуара. Соответственно, и второй этаж не высоко от земли. Если бы балкон повесили в уровень пола второго этажа особняка — под ним не прошел бы взрослый человек, пришлось балкон поднимать над уровнем пола.

Первый этаж был хозяйственным, на втором Шехтель оборудовал галерею залов, каждый из которых стилизован под свою эпоху. Дети жили в мансарде.

А мы спускаемся по ступенькам в начало XVIII века и попадаем в «пещеру». Тут тоже есть любимые Шехтелевские волны, но у меня нет их фото, придется поверить на слово, что они есть за моей спиной



Увы, это не парадный вход, так как парадным пользуется пенсионный фонд и он настолько секретен (ну если правда пишут, что наши пенсии давно разворованы, то и понятно), что никаких экскурсий к себе не пускает и в каком состоянии там уникальные образцы модерна пребывают — никто не знает. Та часть, где стоим мы — приватное пространство семьи, вход для своих.

Где-то там, в недрах пенсионного фонда, сокрыта не только парадная лестница с фирменной волной, но и какой-то уникальный камин, про который известно только то, что он есть, вернее когда-то был.

Ну а мы берем, что дают, и сейчас пройдем по доступным нам комнатам. Поднимаемся по лестнице: можно пойти за спину Ирине, в кабинет Петра Петровича, а можно налево в романский зал, не суть важно, так как все комнаты проходные



Говорят, что когда Петра Петровича Смирнова спросили что строить, он сказал «строй все, денег хватит». Это, наверное, все таки анекдот, но каждая комната, каждый зал в особняке, выполнены в стилистике своей эпохи. Сын его потом вспоминал, что учил историю по этим комнатам.

На самом деле все это эклектика, но тем она и хороша, что позволяет пустить лепные цветочки по пилястру и забавляться еще тысячами способов.



А мы пойдем по большому кругу и начнем с кабинета хозяина особняка Петра Петровича Смирнова, как пишут, в готическом стиле



Отсюда есть выход в ризолит



Следующая комната — будуар хозяйки Евгении Смирновой (Морозовой). Тут аж три двери и парусный потолок в розочках



Дверь поближе, похожие есть в особняке Рябушинского (не ввести ли мне тег «модерн» уже ...)



Розочки на потолке



В комнате есть камин, один из трех в доме. И как мы помним — один из них мы не увидим, в нем сгорели наши пенсии :) Все камины декоративные, отопление было паровым, от своей котельной.



Замочная скважина, не знаю что вкладывал автор в этот символ, но чувствую — тут намеков, если поискать, потом не будешь знать куда спрятаться



А мы идем в следующий зал — романский, бросаем последний взгляд на будуар хозяйки



И пятимся назад, изумляясь на ходу все больше и больше



Центральное, самое высокое помещение особняка, на него закольцованы все остальные. тут была столовая



И наше тройное окно, помните его?





Сейчас в помещениях особняка проводят мероприятия, поэтому построена барная стойка, которой не было раньше. А мое внимание привлекло окошко, напоминающее старорусские теремные темы (мне напоминающее)





Не просто так основное помещение, на которое закольцован особняк, построено в стиле английской готики. Шехтель много работал на текстильных фабрикантов, которые, в свою очередь, часто получали профессиональное образование или стажировки в Англии. Так он работал на Морозовых. Известно, что эта часть купечества выражала явные проанглийские и антигерманские настроения. Правда, Смирнов к текстилю отношения не имел, да и с «текстильной группой» у него были довольно напряженные отношения. Но и «романика» у Шехтеля вышла очень авторская :)

Потолок



Эта лампа считается трофейной немецкой, но она так прекрасно вписалась в интерьер, как будто с самого начала тут «росла»



Чуть ниже еще один декоративный камин с барельефом на тему битвы



Поближе



Камин сторожат котики львы





Гордый профиль, у моего кота почти такой же



Наверху сатиры (наверное)





С другой стороны выход в галерею залов, с барельефом, отвечающим камину



Смотрите какие они чудесные



И шишечки



С этой стороны вход в Романский зал очень красивый и торжественный



И тут фирменные Шехтелевские перила и фонарики, его любимые волны, которые узнаются не слабее Хокусаевских (говорят, не так далеки они друг от друга, как кажется)





Да, мне они очень нравятся, извините







Отрываюсь от перил (с трудом) и перехожу в розовую гостиную. Тут Шехтель применил новый тогда прием – встроил электрические лампочки в лепнину потолка. Такое устройство патронов для ламп потом многократно копировалось в доходных домах.



Особняк был отлично технически оснащен, помимо отопления тут был водопровод, приточная вентиляция, электричество.

Следующий зал Итальянский. Да, если вспомнить, что мы идем в обратном порядке, то становится видна логика. Где-то там, в недрах ПФР есть греческий зал, потом римский, я его не фотографировала — он, похоже, не перестраивался со своего ампирного прошлого, сбоку египетский — мы в него еще доберемся. Ну и дальше к готам и бриттам.



Что было на плафоне никто не знает, так же как никто не знает как были расписаны потолки в прихожей. Известно только, что роспись была. Была она скорее всего и тут, но увы. По углам анаграмма - инициалы хозяйки особняка Евгении Смирновой. Возможно, это более поздняя доделка Шехтеля, уже после смерти Петра Смирнова.



Итальянский зал — зал ренесансно-барочный. К нему приклеены те самые балконы, что мы видели снаружи.









И вот мы добрались до Египетского зала. Для того, чтобы его оборудовать к дому сделали пристройку. Из него был выход в зимний сад с пальмами и зверинцем



Пока группа слушает лекцию



Я крадусь в темный угол этого зала и обнаруживаю там проход в Романскую столовую и то самое «теремное» окошко с другой стороны, оно оказалось витражным



Египетская тема была для Москвы очень модной. Залы в египетском стиле строят себе многие. Но такой — есть только тут! Обычно эти залы были очень яркие, а тут почти монохром. Зал сильно пострадал при советской власти, но было известно что Шехтель очень точно воспроизводил фрески из определенного альбома. Реставраторы нашли этот альбом и восстановили по нему рисунки, они точь в точь легли на то, что дожило до реставрации





Семья Смирновых поднялась после разрешения Александром II свободной продажи алкоголя. За 10 лет они на торговле выкупились из крепости и превратились в богатых купцов. Увы, не надолго. Акцизные реформы Витте привели к тому, что частное винокурение начало загибаться, так как производить товар в массовом сегменте стало не выгодно. И как раз уже на закате семейного дела строится этот особняк.



В 1910 году после ангины, на отсутствии антибиотиков, еще не старым, умирает Петр Петрович Смирнов. Дела идут плохо. А в 14 году вводится сухой закон и это окончательно убивает бизнес Смирновых. Евгения Смирнова сдавала залы сначала под выставки художников, потом под карточную игру, склады под синематограф. Продавала морс, крутилась как могла, так как алкоголь запретили практически повсеместно.



Потом началась война, потом революция. Дальнейшая судьба семьи печальна. Евгения Ильинична вышла замуж за старого знакомого итальянца, с которым семья вела дела и уехала с ним за границу. Скорее всего она пыталась таким образом спасти детей, но ... детей им взять не разрешили, они остались в России. Сыновья погибли или пропали в 20-е годы, выжил только Арсений. Дочь Татьяна в конце концов смогла с дочерью уехать в Париж.

После 1917 года тут был революционный трибунал. В романском зале потрясающе наверное смотрелся. Потом прокуратора. Ей то мы и обязаны трофейной люстрой.

Ну а если обойти особняк со двора, то можно посмотреть на огромное окно с фасетным стеклом. Это тоже у ПФР. Шехтель счел лестницу слишком темной и мрачной и прорубил окно, да так, что в любую погоду на лестнице играли блики



Tags: russia, Аrt, Архитектура, Рhoto, Фото

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments